Главная страница

О проекте

Об авторах

Родители и школа

 

·         Учителя и ученики

Напряженность отношений между родителями и учителями, вплоть до открытого противостояния и конфликта, свидетельствует о десинхронизации педагогической коммуникации и о противоречиях в ожиданиях по отношению к участию сторон в воспитании ребенка-ученика. Разрушение общих моделей воспитания и социализации ведет к образованию новых конфигураций позиций и функций среди участников воспитательного процесса. К этому оказались не готовы ни школа, ни семья, которые переживают многоплановый кризис и поставлены в ситуацию «простого воспроизводства». Интересно, что некоторые особенности взаимоотношений характерны для самых разных типов школ (элитные и обыкновенные) и семей с различным социально-экономическим статусом.

Основная проблема, с которой сталкиваются учителя, независимо от типа школы, региона и т.д., - рост недоверия родителей к учителям, к их информации и оценкам, «нежелание» родителей включать школу в семейное воспитание. «Большинство родителей из любых семейств воспринимают школу как: «Не трогай меня лишний раз» (учитель, Ульяновск). «Каждый родитель считает, что мой ребенок самый лучший, самый красивый, самый умный. Мой курит? Да что Вы, быть такого не может. Мой пьет? Никогда. Про наркотики там вообще и говорить нечего» (группа учителей, Казань).

Поэтому снижается эффективность традиционных форм работы с родителями: родительские собрания, индивидуальный вызов родителя в школу (или на Совет профилактики), посещение семьи на дому. Как правило, первые две формы охватывают «благополучных» родителей или родителей «благополучных» детей.

В последние годы учителя отмечают резкое снижение посещаемости родительских собраний. Родители активно следят за учебой детей до 5-6 класса и потом вновь обращают внимание на успеваемость в 9 классе; в самый сложный, подростковый период (7-8 классы) учителя их не видят. Еще меньше родителей-энтузиастов, которые проявляют инициативу и принимают участие в организации коллективных мероприятий для класса или в работе родительских комитетов и т.д.

В рассуждениях о причинах такой ситуации учителя делятся на две группы, в зависимости от того, на кого они возлагают вину - на школу или на семью. С одной стороны, современные родители не всегда готовы, в силу разных обстоятельств (прежде всего экономических), в должной мере принимать участие в воспитании детей. Часто сами родители о том, что их дети, например, употребляют наркотики или о том, что их дочь беременна, впервые узнают именно от учителей. «Родители работают с утра до вечера. Детей они практически не видят, конечно, это сильно влияет. В основном они сейчас беспризорники, сидят дома или гуляют на улице, сами себе предоставлены. Какие бы семьи ни были, даже хорошо обеспеченные - родителей практически нет дома» (учитель, Ульяновск). При этом у учителей доминирует установка возлагать ответственность за любые учебно-воспитательные проблемы на родителей.

Психологи, работающие в школе, а иногда и сами учителя констатируют, что у родителей сложился комплекс перед школой. «Они говорят: «Я боюсь сюда прийти в эту, в это учреждение, я боюсь. Я боюсь звонков, я боюсь. Я работаю на автозаводе у станка», - мне мама одна сказала, - «там шум, гам. Но я там чувствую себя хорошо. В школе я как струна натянута, я боюсь школы» (учитель, Набережные Челны). По признанию одного из учителей самарской школы: «Ведь не секрет, что никогда к родителю не придут с хорошим, мы вызываем по каким-то горячим следам». Вероятно, это связано и с тем, что учителя по-прежнему руководствуются старыми методами авторитетного давления, которые уже способствуют не решению, а ее обострению (проблемы).

Крайне редко учителя сами признают, что общаются с родителем как с ребенком, которого тоже надо воспитывать. «Что для родителя школа? Это вообще мрак! Он себя чувствует бедным, совершенно несчастным ребенком, которого учат жизни... распространяя на него закономерности воздействия на детей, как бы отождествляя его с ребенком. Два ребенка!» (психолог, Ульяновск).

Много претензий в адрес школы звучит и со стороны родителей, которые ожидают от нее больше, чем она сейчас может дать. Нарекания связаны не только с удорожанием обучения, необходимостью оплаты питания в школе, учебников, ремонта и т.д., но и с отношением учителей к воспитанию и организации досуга учеников. Эти претензии естественны со стороны тех, кто вырос в «советской школе», которая, претендуя на роль тотального воспитателя подрастающего поколения и обеспечивая идеологическую надежность фундамента будущего общества, одновременно обеспечивала моральное и физическое высвобождение родителей для общественно-полезного труда.

Одно из наиболее ярких и острых проявлений кризиса воспитательной модели - это разрушение былого распределения ответственности за ребенка между школой, родителями и коллективом друзей. Учителя сетуют, что дети стали «неуловимы»: дома - одни, в школе - другие, на улице - третьи. Самая опасная зона - это улица. Если раньше здесь работали механизмы идеологического воспитания (коллектив, команда и т.д.), то теперь здесь господствуют внутренние закрытые правила. «Они (родители) надеются только на школу сейчас, их тоже можно понять. Они приводят в школу как в последнее пристанище, где их научат умному и доброму, а мы сами испытываем такие трудности. Вот и получаются эти ножницы: семья, школа, государство» (группа учителей, Ульяновск).

Школьные родительские собрания - один из каналов получения информации родителями о наркотиках, наряду со СМИ, опытом повседневного наблюдения и общения. Как правило, специализированные лекции читаются наркологами или представителями милиции на общешкольных или классных родительских собраниях, на которых дается информация о признаках употребления наркотиков, о контактных адресах и телефонах, по которым можно получить консультации и помощь и т.д. Однако учителя жалуются на нежелание родителей слушать подобные лекции: «уже достаточно информации», «надоело» и т.д. «У нас на родительские собрания большинство ходят в основном родители достаточно образованных, воспитанных детей и говорят иногда, что не стоит поднимать и затрагивать эту тему. Или такие выкрики о том, что кто конкретно, то есть не надо обобщать. Мой ребенок, наши дети такого не делают. То есть несколько негативно даже, я бы сказала» (заместитель директора по воспитательной работе, Димитровград).

Ситуация несколько изменилась в последнее время, когда участились случаи смертельного исхода от передозировки наркотиков. Но, тем не менее, заинтересованное восприятие информации учителя наблюдают в тех случаях, когда проблема преподносится профессионально и грамотно, а не поверхностно и формально. Выполнение задачи по «донесению» такой информации и привлечению внимания родителей усложняется рядом родительских комплексов и барьеров, выталкивающих проблему возможности употребления наркотиков их детьми за границы их внимания. С этим мы столкнулись в индивидуальных и групповых интервью с родителями. Пассивность родителей осложняет развитие и применение других форм профилактики наркомании. «Не можем же мы: «Мама, папа, я - дружная семья, против наркотиков». Это смешно» (учитель, Тольятти).

Школа акцентирует внимание родителей на признаках употребления наркотиков. Родители, получившие необходимую информацию на родительском собрании в школе, активно практикуют включенное наблюдение, но иногда подменяют предупреждение явления его констатацией. Принципиальными являются доверительные отношения между родителями и детьми. Несмотря на демонстрируемое многими родителями тесное и открытое общение с ребенком, они, как правило, признают, что их сын (или дочь) никогда им не расскажут о своем опыте употребления наркотиков (но в душе продолжают надеться, что это не так). Еще труднее родителям представить, что будет, если они узнают, что их ребенок употребляет наркотики. Это область страха, паники, невозможного. Страха не только за жизнь и здоровье детей, но и перед общественным мнением.

Учителями отмечается некорректное толкование и трансляция полученной на собраниях информации в семье и детям. Родители, как правило, не готовы разговаривать с детьми о наркотиках и для предостережения, и при возникновении подозрений, и, тем более, когда употребление наркотиков становится очевидным фактом. «У нас одно время в школе заставляли даже проверять руки, глаза, то есть эти вот симптомы, расширенные зрачки, возбудимость. Я делала это, и сын воспринимал с таким: «Ой, ты что?». Надежда у меня все-таки есть, что он не принимал. Хотя стычки бывают просто чисто семейные, там, допустим, непослушание, не сделал что-то, но на уровне наркотиков нет» (родители, Ульяновск).

В целом, родители не снимают с себя ответственности, но большие надежды возлагаются на школу. Учителя, анализируя ситуацию в семьях, констатируют, что современные родители не умеют или не имеют возможности воспитывать, однако, школа не может заменить родителей и не может изменить семью (только лишив родителей прав на ребенка).


На наш взгляд, особенности организационной культуры в учреждениях школьного образования, методическая неподготовленность, «чуждость» самой проблемы как таковой способствовали формированию специфической модели восприятия и ведения профилактики подростковой наркомании. Наркомания проблематизируется только после очередного «инцидента» в стенах школы. Надо обязательно проводить профилактику наркомании в школе.

Несмотря на то, что отношение к росту употребления наркотиков окутано мифами и противоречиями, период лихорадочного нагромождения «антинаркотических» мероприятий и поиска простых «тестов на определение» и популярных материалов уже прошел. Стало очевидным, что сама школа с этой проблемой справиться не может. Учителя, обращаясь к общественности, восклицают: «Этим должны заниматься специалисты!». Не просто учителя, врачи, милиционеры, психологи, а специалисты, которые сочетали бы в себе знание предмета, умение разговаривать с детьми и родителями, которые бы не эпизодически, а постоянно вели эту работу там и тогда, где и когда это нужно.

Анализ школьного опыта работы в области профилактики подростковой наркомании подводит к мысли о крайней необходимости социально поддерживаемых программ по формированию консолидированного подхода школы, родителей, специализированных структур (здравоохранение, милиция и т.д.). Одна из основных проблем, оказывающих влияние наэффективность взаимодействия - это искаженное общественное мнение, не обладающее реальной информацией о масштабах распространения подростковой наркомании и не располагающее адекватным представлением о том, кто и как может на не повлиять. В общественном сознании преобладает традиционный подход к распределению ответственности между школой, родителями и обществом за воспитание подрастающего поколения. Одна из насущных и инструментальных проблем в школе - это отсутствие разноуровневой и разноплановой литературы для учителей, родителей и для детей разных возрастных групп. Помещение проблемы подростковой наркомании в школе в рамки бюрократической отчетности, в соответствие с которой оценивается результативность работы педагогического коллектива школы, лишает ее содержательного смысла, подменяя значение и цель работы.